Абсолютный слух: факты и исследования

Абсолютный слух

Абсолютный слух – это способность точно идентифицировать высоту любого звука, не прибегая к сравнению со звуками известной высоты.

Композитор Камиль Сен-Санс рос вундеркиндом. В два с половиной года он очутился перед фортепиано. Вместо того чтобы стучать как попало, он нажимал одну клавишу за другой и не отпускал ее, пока звук не затихал. Бабушка научила его названиям нот, а после решила привести инструмент в порядок. Во время работы настройщика маленький Сен-Санс смог назвать все ноты, слыша их из соседней комнаты. Про таких людей говорят, что у них есть абсолютный слух.

Подобные описания заставляют нас воспринимать это умение как нечто недосягаемое и волшебное... Наш обзор фактов и исследований призывает отказаться от такого пафоса.

 

Исследования абсолютного слуха

История абсолютного слуха началась в XVII веке, когда в обращение были введены равномерно-темперированный музыкальный строй с 12-тью ступенями и фиксированный камертон (эталон высоты звука). Его первым задокументированным обладателем в XVIII веке стал В. А. Моцарт, чей слух описывали как "истинный", "превосходный". Термин "абсолютный слух" был введен во второй половине XIX века, а ближе к XX веку ученые начали пристально изучать само явление. На сегодняшний день раскрыто множество интересных закономерностей, связей и эффектов, связанных с абсолютным слухом, тем не менее, в научном мире нет единого консенсуса относительно точной природы этого феномена.

В работе "Зонная природа звуковысотного слуха" (1948) Н. Гарбузов на основе своих опытов предположил, что музыканты-абсолютники воспринимают звуковые частоты кластерами, соотнося полосы частот с 12-тиступенным темперированным строем. Им не требуется особой тонкости слуха для дифференцирования частот внутри этих кластеров, только особое качество восприятия каждой из этих зон. Ширина зон, по данным Гарбузова, зависит от высоты регистра, тембра, громкости звука, индивидуальных особенностей и психического состояния человека.

Феномен абсолютного слуха более 30 лет подробно изучает психолог Диана Дойч. На 138-м съезде Американского акустического общества в 1999 году она совместно с коллегами представила результаты исследования зависимости абсолютного слуха от наличия тональности в родном языке (Deutsch, Henthorn, Dolson, 1999). Большая часть народов Юго-Восточной Азии, Африки, а также коренные народы Америки говорят на языках, в которых значение слова зависит от высоты произношения слогов. Эти языки называются тональными или тоновыми. У носителей таких языков с младенчества воспитывается чувствительность к высоте тона, необходимая для понимания и воспроизведения родной речи. В результате эксперимента коренные носители вьетнамского и китайского с поразительной точностью воспроизводили слова из родного языка на той же ноте, на которой они говорили их несколько дней назад. Отклонение не превышало 0.5-1.1 тона у вьетнамцев и 0.25-0.5 тона у китайцев! Дойч считает это доказательством того, что абсолютный слух – не врожденное, а приобретенное явление.

Немного статистики из исследования среди студентов двух консерваторий, в США и Китае (Deutsch, Henthorn, Marvin, Xu, 2005). Студенты, разделенные на три группы, проходили онлайн тестирование, где им предлагалось правильно определить около 20-ти прозвучавших нот. Китайские студенты продемонстрировали значительный отрыв от американских, владеющих только нетональными языками. По критериям теста в группе студентов, начавших заниматься музыкой в 4-5 лет, около 60% китайских и 14% американских студентов обладали абсолютным слухом; в группе начавших в 6-7 лет – 55% китайских и только 6% американских; в группе начавших в 8-9 лет – 42% китайских и никого из США. Важно, что это исследование показало прямую зависимость наличия абсолютного слуха от раннего возраста начала обучения музыке.

Канадское исследование (Bidelman, Hutka, Moreno, 2013), сравнившее музыкантов и немузыкантов с родным тональным языком, доказало влияние языка на музыкальные способности, подтвердив их двустороннюю тесную связь. Задания на точность определения высоты звука, музыкальное восприятие и общие когнитивные способности (например, подвижный интеллект, рабочая память). Владеющие кантонским диалектом китайского языка люди показывали результаты, сравнимые с результатами музыкантов, в отличие от англоязычных людей, не изучавших музыку.

Слуховая система абсолютников функционально и физически не отличается от неабсолютников. Отличие заключается в разном алгоритме обработки звуковой информации корой головного мозга (Gregsen, 1998): точное определение высоты звука требует базы частот в памяти человека, а также установления соответствий между диапазонами звука и названиями нот, потому что одна нота соответствует интервалу частот, пусть и небольшому. Таким образом, абсолютный слух может быть прямым аналогом нашего умения распознавать цвета, звуки речи или другие искусственно дискретные системы восприятия. Точно так же, как большинство из нас научились узнавать и называть видимый свет с длиной волны 450-495 нм "синим цветом", люди, которых знакомили с нотами и их названиями в раннем детстве, скорее всего, смогут идентифицировать, например, ноту ДО (Takeuchi, Hulse, 1993).

По результатам трехлетнего исследования 2002-2005 гг., направленного на поиск генов, связанных с наличием абсолютного слуха, доктор Джейн Гитчер (Jane Gitschier) из Университета Калифорнии, зафиксировав большую вероятность обладания таким слухом у родственников, высказала предположение, что такие гены все же существуют. Хотя, возможно, это общечеловеческая способность, в значительной степени определяющая свое развитие уровнем и типом музыкального воздействия, которое испытывают люди в той или иной культуре. Собранные данные показали, что явление абсолютного слуха оказалось отличной иллюстрацией пластичности нашей слуховой системы, а также моделью для изучения взаимодействия генов и воспитания в развивающемся мозге.

 

Можно ли развить абсолютный слух?

До сих пор не было зафиксировано ни одного подтвержденного случая достижения взрослым человеком истинного абсолютного слуха. Как мы уже упомянули, период раннего музыкального развития в детстве является критическим. Но не стоит опускать руки.

Если вы хотите слышать мелодии как последовательности нот, то необходимо регулярно и стабильно развивать все составляющие музыкального слуха. Когда вы научитесь слышать различие между звуками, как минимум, до полутона и запомните, как называется звук любой высоты, тогда вы смело сможете утверждать, что вы развили псевдоабсолютный слух. Есть множество людей, которые достигли такого результата. Здесь нет никакого чуда, а есть только усердная работа для приобретения желаемого навыка.

Псевдоабсолютный слух может понадобиться вам в следующих случаях:

  • начать петь в нужной тональности без подсказки и не "сползать" при пении a capella;
  • определить, правильно ли настроен ваш инструмент (строй может быть сдвинут выше или ниже);
  • проверить, верно ли вы берете ноты при игре на инструментах с нефиксированным строем (струнных, медно-духовых).

Тем не менее, с каждой из этих ситуаций человек может справиться, имея хорошо развитый относительный слух.

 

Важен ли абсолютный слух для музыканта?

Факт наличия абсолютного слуха ошибочно воспринимается как гарантия развитой музыкальности. Однако, он встречается у посредственных музыкантов, у настройщиков музыкальных инструментов и у людей, вообще не интересующихся музыкой. Таким образом, эта способность – не исключительно музыкальная. Абсолютный слух есть у многих животных и птиц, для которых умение различать высоту тона необходимо для жизни.

По способу восприятия высоту тона музыкальный слух разделяют на:

  • абсолютный (восприятие отдельными нотами);
  • относительный (восприятие через расстояние между звуками).

Составляющие музыкального слуха могут развиваться как на основе одного, так и другого вида слуха. Бывает, что полифонический слух является "побочным эффектом" абсолютного.

Сравнение абсолютного и относительного слуха позволяет определить их ценность для музыкантов: с помощью любого из них можно определить звуковое отношение и идентифицировать звук, просто при этом используются разные стратегии. Там, где абсолютник воспринимает отдельные ноты и сразу извлекает нужное из долговременной памяти, неабсолютник воспринимает общую интонацию, занося новую информацию в рабочую память (Hantz, Crummer, Wayman, Walton, Frisina, 1992).

В 1995 году Эдвин Ханц с группой психологов (Hantz, Kreilick, Braveman, Swartz, 1995) изучали влияние абсолютного слуха на способность помнить высоту заданных нот. В задании требовалось прослушать серию случайных звуков и, узнав заданный, нажать кнопку. Для более точного установления времени реакции у испытуемых использовалась электроэнцефалограмма. Вопреки ожиданиям, музыканты-неабсолютники и музыканты-абсолютники действовали одинаково хорошо, отличаясь в каких-то минимальных параметрах.

Сам по себе абсолютный слух не предполагает наличие шикарных музыкальных способностей: кроме стопроцентного узнавания двери дома по ее скрипу, других удовольствий не сулит :) Несмотря на то, что абсолютный слух облегчает музыкальное обучение, многие профессиональные музыканты жалуются, что он лишает их гибкости и мешает как при работе, так и при простом прослушивании музыки для удовольствия. Так стоит ли завидовать, зная, что такие великие композиторы, как Чайковский, Вагнер и Скрябин, обходились без абсолютного слуха?

Стремление обладать абсолютным слухом не всегда оправдано, учитывая проблемы, с которыми сталкиваются люди, обладающие этим умением. Слыша малейшие отклонения от "стандарта", заданного памятью, музыканты-абсолютники испытывают трудности с произведениями, транспонированными в другую тональность, и нотами, воспроизведенными на немного другой частоте звука; им кажется, что они "неправильные". Это относится к аутентичной средневековой и барочной музыке (привет огромному пласту классики!) и старинным инструментам разных периодов, в которых камертон отличается от современного. Мало того, концертные камертоны в разных странах немного варьируются даже сейчас!

Абсолютники часто пытаются использовать свое уникальную способность там, где это не нужно. Например, дети на уроках сольфеджио могут лениться и не развивать свой относительный слух, пользуясь для записи диктантов абсолютным. Б. М. Теплов писал, что абсолютный слух может задерживать развитие других составляющих музыкального слуха, поскольку он делает их ненужными, замещая собой. Относительный слух исключительно важен при транспозиции (транспонировании) музыки в другую тональность, гармонизации в строе отличном от равномерно темперированного. Он намного гибче абсолютного слуха и позволяет музыкантам легко подстраиваться под своих коллег в ансамбле и оркестре, аккомпанировании и игре на различно настроенных инструментах.

 

Уместно вспомнить, какие похвалы кричат люди, воодушевленные прекрасным исполнением музыки? Если восторги обобщить, то мы поймем, что выдающийся музыкант умело пользуется ВСЕМИ своими способностями. Даже обладая замечательными относительным слухом и чувством ритма, человек не становится талантливым музыкантом. Эти стороны музыкального слуха только позволяют разделять ткань произведения на составляющие для более глубокого ее понимания. Они НЕ компенсируют отсутствие художественного воображения, артистизма, умения работать со своим голосом или инструментом и другие важные качества!

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить